Riigikogu
Пропустить навигацию

Riigikogu

Уважаемые члены Рийгикогу.

Уважаемая президент Керсти Кальюлайд. Я рад, что Вы решили сохранить начатую и поддерживаемую президентами Леннартом Мери, Арнольдом Рюйтелем и Тоомасом Хендриком Ильвесом традицию: в первом заседании осенней сессии Рийгикогу участвует и выступает и Президент Республики.

Уважаемое Правительство Республики, конституционные институты, уважаемые послы. Дорогие слушатели здесь и в других странах мира.

Мое выступление будет как всегда деловым, но позвольте мне начать с похвалы. Потому что один важный для нас день, на мой взгляд, прошел слишком тихо. Пару слов о лучшем законе Эстонской Республики. В должности спикера Рийгикогу я постоянно ловлю себя на мысли, что сравниваю нас с теми, кто разделил нашу судьбу. Что и как вышло хорошо, или, наоборот, плохо, и что надо переделать. В случае, если в Эстонии по какой-то причине дела идут лучше, я задаюсь вопросом: «почему?». Ответ каждый раз – в одном и том же законе. Этот закон – Конституция Эстонской Республики, которую в 1992 году подавляющим большинством принял народ Эстонии. Уважаемые члены Конституционной Ассамблеи, благодарю вас, прежде всего – как гражданин Эстонской Республики, за то, что вы сделали более 25 лет тому назад. Благодарю вас за уважение, проявленное к правам и свободам человека. За сохранение эстонского языка и культуры. За парламентское государственное устройство, подходящее для открытого мира. За сбалансированный надзор за тем, чтобы Конституция и основные принципы избирательной системы соблюдались согласно ожиданиям общества. Честно говоря, если бы мы действовали согласно другой демократической Конституции, жизнь политиков могла бы быть легче. Вы не дали такой возможности своим последователям. И вы поступили верно.

Но ни одно человеческое свершение не вечно. И если что-то можно сделать лучше, то так и надо делать. Поэтому сегодня, пусть пока и не громко, мы говорим о необходимости государственной реформы. Это, безусловно, необходимо. Но не будем забывать, что мы должны знать, какова цель изменений. Почему мы вносим ту или иную поправку. Что мы выигрываем? Что мы теряем? И, безусловно, мы не должны допустить даже риска, что исчезнет самое важное – демократия. Я верю, что мы все хотели бы жить в государстве, где люди материально благополучны. Без демократии такое государство невозможно. Позволю себе развить эту тему.

Говорят, что крайне важно, сколько членов Рийгикогу будет в будущем. И я не стесняюсь это признать. Конкретная и популярная цифра, понятная всем. К сожалению, государство это «дешевле» не сделает, но говорят, что этот вопрос имеет огромное значение.

 Рийгикогу – это избранный демократическим путем институт, ищущий баланс с точки зрения общества. Поэтому, на мой взгляд, важнее несколько иная цифра. Сколько мировоззрений, сколько партий по желанию избирателей может быть в парламенте?  Четыре, дорогие коллеги, на мой взгляд слишком мало. Три – крайняя граница. Две – и мы стоим на краю пропасти. Сложно поверить, что в такой ситуации руководство страной будет стабильным. Поддержка пяти процентов населения сегодня позволяет любому попасть в избранное народом собрание. Да, это всего лишь пять мест, но это важно. Что бы могла сделать, например, фракция, в которой только два члена?

Приведу другой пример. Говорят, что наши премьер-министры не обладают достаточной властью. Они должны поддерживать мир в коалиции и находить компромиссы. На мой взгляд, до сих пор все премьер-министры с этим отлично справлялись. Если же дать премьер-министру возможность пройтись по головам кабинета министров, то результат тоже будет легко предсказуем. На сегодняшний день за срок полномочий одного Рийгикогу у нас в среднем формируется две коалиции. Если премьер-министру дать больше полномочий, то правительство будет меняться по меньшей мере раза четыре. И здесь возникает вопрос: не являются ли сменяющие друг друга правительственные кризисы угрозой для демократии? Ведь в один день избирателям это набьет оскомину. История должна бы нас научить тому, что усталость от парламентаризма в один день может привести к немой покорности.

Поэтому отдадим честь нашим предшественникам, их работе по надзору за соответствием разных актов и явлений Конституции. Говоря языком инженеров, эта машина работает, и работает хорошо. Все президенты и канцлеры права исходят из своих полномочий. Судебная власть в Эстонии – независима. И так и должно быть. Мы не видим причин уменьшать власть парламента, избранного народом. Не видим причин создавать другую палату, по любой просьбе просматривающую все принимаемые Рийгикогу законы и постановления, которую народ не избирает и которая поэтому называется конституционным судом.

При реформе государства демократия не должна проигрывать. Не должно проигрывать право верховной власти, т.е. избирателей, принимать решения.

Я призываю вас, коллеги по Рийгикогу, в ходе государственной реформы подумать и об организации работы Рийгикогу. Например, действительно ли у нас столько комиссий, сколько необходимо? Вас не беспокоит, что естественное желание вести парламентские прения на пленарном заседании становится возможным, когда мы чуть разумнее используем права Рийгикогу вести надзор? Иной возможности, кроме запросов по понедельникам, сегодняшний регламент работы не предполагает. Или почему предложения канцлера права, с которыми пленарное заседание согласно почти единогласно, откладываются в долгий ящик. Мы вынуждены ждать законопроекты от правительства. В парламентском государстве эти законопроекты могли бы безо всяких проблем рождаться в парламенте.

Государственная реформа будет успешна, если мы найдем ответ на вопрос – как сделать власть более современной и открытой. Если мы ответим на вопрос – как быть дешевле или рациональнее – то у нас может что-то и получиться, но где-то мы можем и обжечься. Сильно обжечься.

В ближайшие месяцы азарта нашей работе придадут местные выборы, которые пройдут в октябре. И результаты этих выборов. Я желаю вам успеха, но хотел бы напомнить, что если вы будете избраны в собрание местного самоуправления, никаких послаблений в Рийгикогу вы не получите. Поэтому тщательно обдумайте, сможете ли вы выполнять свои обязанности на двух рабочих местах. Возможно, здесь лучше делать выбор. Я не вижу причин стыдиться, если кто-то начнет работать в собрании местного самоуправления лишь после окончаний полномочий в Рийгикогу. Если вы не баллотируетесь и вас не избрали – вы туда и не попадете. К сожалению, в связи с административной реформой все еще есть нерешенные вопросы. Мы ждем мнения Государственного суда. Здесь надо отметить, что и постановления правительства о принудительных объединениях скорее подлили масла в огонь, а не снизили напряжение. Но решение Государственного суда, безусловно, будет честным и справедливым.

Уважаемая президент. Я был бы нечестен, если бы не поднял этот вопрос.  Рийгикогу, безусловно, примет и решение о непровозглашенном законе о налоге на сладкие напитки. Сегодня я не знаю и не могу предсказать, какое это будет решение. Но я считаю своей обязанностью здесь и сейчас пояснить, что и принимая решения по ряду других, действующих сегодня законов, Рийгикогу исходил из мнения, что торговый центр – это торговый центр, а паром – это паром, а не торговый центр. Возможно, эта точка зрения была ошибочной, но, надеюсь, мы сможем прийти к единому мнению.

Дорогие сограждане. Я надеюсь, что распространяющееся в обществе понимание того, что Закон о сожительстве никого из нас не задевает и никому не угрожает, в том числе и тем, кому этот закон не нужен, наконец-то дойдет и до этого зала. Может быть, тогда мы сможем принять и прикладные акты.

Уважаемые послы. Вне зависимости от того, как выглядят наши коалиционные союзы, Эстония всегда будет активным сторонником международного сотрудничества и всегда будет выполнять свои союзнические обязательства. Это убеждение основано на знании, что избиратели просто не изберут парламент, который думал бы по-другому. Так было, есть и будет. Как прошло наше председательство в Европейском союзе, мне позже расскажете вы. Но и здесь парламент делает все от себя зависящее.

Уважаемые члены Рийгикогу. Скоро Эстонской Республике исполнится 100 лет. Зная вас, я верю, что эта информация, прежде всего, настраивает вас на рабочий лад. Потому что еще Таммсааре сказал, что иначе не будет и любви.

Обратная связь