Riigikogu
Riigikogu
Пропустить навигацию

Riigikogu

По инициативе специальной комиссии Рийгикогу по контролю государственного бюджета сегодня на пленарном заседании в качестве вопроса государственной важности прошло обсуждение «Инфляционный кризис в Эстонии». С докладами выступили председатель специальной комиссии Рийгикогу по контролю государственного бюджета Урмас Рейнсалу, президент Банка Эстонии Мадис Мюллер и эксперт по экономике Райво Варе.

Урмас Рейнсалу отметил в своем докладе, что для экономической среды Эстонии, для благополучия населения Эстонии нет более серьезной проблемы на данный момент, чем международное глобальное инфляционное давление, которое в Эстонии особенно усугубилось. Рейнсалу сослался на представленную Евростатом в прошлый четверг информацию, согласно которой по сравнению с прошлым годом инфляция в Эстонии достигла 20,1 % за референтный период. Таким образом, Эстония заняла первое место в Европе. «Сегодня утром Департамент статистики предоставил свежую информацию. Согласно оценке департамента за референтный период мая 2022 года по сравнению с маем 2021 года потребительские цены выросли на 20 %. Цена на электроэнергию выросла на 146,3 %, цена на отопление – на 61,2 %, на газ – на 217,3 %. Цена на товары в целом выросла на 15,7 %, а на услуги – на 28,8 %», – сказал он. Рейнсалу также признал, что наиболее болезненное влияние инфляция оказывает на наименее обеспеченные слои населения.

По словам Рейнсалу, не стоит ожидать падения цен. Уровень цен еще не достиг своего потолка, так как давление на цены на сырье еще не передалось на конечные цены на все товары. «По прогнозам Министерства финансов, темп инфляции будет выглядеть таким образом: даже если индекс потребительских цен составит в этом году 12,7 %, то и в последующие годы цены будут расти, хотя и значительно медленнее – на 2,1 % в следующем и на 1,2 % в 2024 году. Но что это значит на самом деле? Даже на основании этого прогноза, который в сложившихся условиях выглядит относительно консервативным, можно сказать, что никакого снижения цен до докризисного уровня не будет», –сказал он.

Президент Банка Эстонии Мадис Мюллер в своем докладе пояснил, что существует три фактора, по причине которых рост цен в Эстонии быстрее среднего по Европе. «Во-первых, рост цен на энергию в Эстонии был значительно быстрее. Ясно, что значительная часть, почти половина от всего роста цен вызвана подорожанием энергии. Причина, по которой рост цен на энергию был в Эстонии быстрее, заключается в рыночной структуре Эстонии, из-за которой рост цен на мировых рынках достигает потребителей намного быстрее. Это касается, например, как цен на электричество, так и цен на газ. Согласно данным за апрель, цена на газ в Эстонии за год выросла на 218 %, средний показатель по еврозоне составил 52 %. Если мы говорим об электроэнергии, то эти показатели составят 119 и 32 процента соответственно. Топливо в Эстонии также на 59 % дороже, чем годом ранее, в то время как в еврозоне цена на топливо выросла в среднем на 27 %. Это – первая причина. Вторая важная причина, которая усугубляет вышеперечисленные проблемы, заключается в том, что покупательская корзина и ее структура в Эстонии в среднем отличается от европейской. Расходы на энергию и продукты питания в Эстонии составляют более существенную часть от общих расходов населения. В-третьих, что также важно, общее экономическое положение в Эстонии было лучше, чем в Европе. Мы восстановились от кризиса, вызванного пандемией, быстрее. Поэтому внутренний спрос в Эстонии, который вызывает дополнительное ценовое давление, также был выше», – перечислил Мюллер.

Мюллер подтвердил сказанное Рейнсалу о том, что у нас нет причины полагать, что цены на энергию или продукты питания снизятся до уровня предыдущих лет. «Рост цен, вероятно, замедлится. Однако, заглядывая вперед, мы должны рассчитывать на то, что уровень цен останется на высоком уровне. Таким образом, проблема, с которой мы столкнулись, не является краткосрочной. И нет смысла, на мой взгляд, говорить, например, о временном снижении налогов. Если мы поймем, что это долгосрочный вопрос и решения, которые нам необходимо найти, также должны быть долгосрочными, то важно оценить и долгосрочную стоимость этих решений для того, чтобы, так сказать, свести государственные доходы с расходами.

Говоря о возможностях сдерживания роста цен в Эстонии, Мюллер отметил, что Банк Эстонии отдает себе отчет в том, что как центральный банк он должен внести свой вклад. «К сожалению, путем валютной политики мы можем осуществлять свои решения только в еврозоне в целом. А при принятии решений в Совете Европейского центрального банка в расчет, естественно, принимаются средние экономические показатели по еврозоне. Как мы видим на сегодня, ситуация в Эстонии может отличаться от среднестатистической. И все же, происходящее в Европе создает определенный якорь и для Эстонии. Во-вторых, важно понять на государственном уровне, что у нас уже есть дополнительные инструменты для обеспечения стабильности, в первую очередь, – посредством государственного бюджета. И в этом случае бразды управления действительно находятся в наших руках. Я считаю, что важно понять, что на сегодня, в ситуации, когда экономика Эстонии не находится в состоянии спада, такие расходы, финансируемые займами, и налоговые льготы могут создать опасность дополнительного давления, что приведет к росту цен».

Эксперт по экономике Райво Варе признал, что основные причины инфляции находятся за пределами Эстонии и на них не могут повлиять ни наши органы власти, ни местные участники экономики. Однако он назвал четыре варианта, как смягчить тяжелые последствия инфляции. «Для смягчения негативного влияния роста цен есть определенные меры, помимо экономии, о которой уже и так очень много говорилось. Эти меры можно разделить на четыре типа направленных мер, и помимо этого есть и иная деятельность, которая также, хоть и косвенно, оказывает влияние и тормозит рост цен», – пояснил он.

Во-первых, Варе отметил финансовую поддержку наиболее сильно пострадавшим людям. «Но организовать этот процесс так, чтобы действительно выявить нуждающихся, крайне сложно. Такие меры также неизбежно сопряжены с дополнительным стимулированием инфляции, что, разумеется, также является проблемой. Но есть причина полагать, что с политической точки зрения это, в принципе, осуществимо и также является, в некотором смысле, наиболее популярным вариантом. В то же время нужно признать, что, по существу, и фискально это – довольно неэффективное решение. В любом случае, организация этой помощи подразумевает значительное вовлечение местных самоуправлений. В качестве альтернативы можно предложить пособие, распространяющееся на всех жителей посредством поставщиков услуг или прямых выплат. Стоит взвесить, действительно ли необходимо применять данные меры, учитывая фискальные причины, а также во избежание стимулирования инфляции», – решил он.

«Второй вариант – снижение налогов на группы товаров, которые оказывают наибольшее влияние на рост цен. Это, я напомню – энергоносители и продукты питания. В сложившейся ситуации это касается именно этих категорий, так как, например, цены на энергоносители оказывают влияние на цены на электричество, коммунальные платежи, отопление домов и топливо для транспорта. Цены на базовые продукты питания, которые вместе с ценами на энергоносители составляют основную часть, – это растущая проблема, особенно для населения с низким доходом. И даже в том случае, если с пищевой промышленностью у нас все хорошо, это приводит к росту цен, независимо от нашего желания. На эти рынки уже сегодня можно оказать влияние глобально. В целом снижение налогов – удобно, в том смысле, что это можно организовать центрально и отследить при помощи уже имеющихся технических решений. Основная проблема заключается в негативном влиянии на рост доходов государственного бюджета, что, в целом, обычно относительно лучше в ситуации с растущей инфляцией», – сказал он.

Третий вид мер, по словам Варе, – это распределение нормированных льгот в форме талонов или чеков для наименее обеспеченных семей. «Это применялось во все времена в различных частях мира в качестве универсальной меры поддержки бедных. Мы это, конечно, не поддерживаем, но это возможно организовать при помощи местных самоуправлений и, к сожалению, с этим связан существенный дополнительный объем работы», – сказал Варе. «И четвертая мера – это временный государственный контроль цен, путем установления предельной цены на наиболее важные группы товаров. Эта мера, вероятно, не очень приемлема с политической точки зрения, так как идет вразрез с экономическо-политическими основами, которые использовались у нас по сей день. Но это тоже возможно».

В прениях выступили Юрген Лиги (Партия реформ), Марек Юргенсон (Центристская партия), Рийна Сиккут (Социал-демократическая партия), Пеэтер Эрнитс (Консервативная народная партия Эстонии), Айвар Сыэрд (Партия реформ), Айвар Кокк (Isamaa), Урмас Рейнсалу (Isamaa), Хейки Хепнер (Isamaa) и Аннели Аккерманн (Партия реформ).

Стенограмма заседания

Запись заседания можно будет позже посмотреть на канале Рийгикогу в Youtube.
(Внимание! Записи поступают с задержкой.)

Пресс-служба Рийгикогу
Марис Мейессаар
Тел.: 631 6353, 5558 3993
Е-мейл: [email protected]   
Запросы: [email protected]

 

Обратная связь