Riigikogu
Riigikogu
Пропустить навигацию

Riigikogu

На инициированном фракцией Консервативной народной партии Эстонии обсуждении вопроса государственной важности «Электронные выборы – угроза демократии» с докладами выступили член Рийгикогу Варро Вооглайд, активист по информационной свободе и цифровым правам Мярт Пыдер, член Рийгикогу Мартин Хельме и присяжный адвокат Пауль Керес.

Член Рийгикогу Варро Вооглайд в своем докладе с сожалением отметил, что доверие к системе выборов в Эстонии – крайне слабое, и попытался ответить на вопрос, чем это обусловлено.  «Во-первых, то, что возникает недоверие, неудивительно в случае, когда расхождение между результатами бумажного и электронного голосования столь велико, каким мы его увидели на выборах в прошлом году. Мы все помним эту ситуацию – не будем погружаться в детали – когда сначала результаты бумажного голосования показали одну картину, а затем пришли результаты электронных выборов и в корне ее изменили. Если бы изменения были незначительными, немного поменяли бы распределение мест в парламенте, это соответствовало бы ожиданиям – они не должны совпадать полностью. Но если имеется вопиющая разница между результатами, полученными при помощи разных методов голосования, совершенно обоснован вопрос: что здесь происходит?» – сказал он и добавил, что по причине крайне сложного регулирования оспорить результаты выборов практически невозможно.

Вооглайд отметил, что процесс и результаты выборов не прозрачны и не поддаются проверке. Кроме того, по его словам, тайна голосования в действительности не обеспечена. «В действительности невозможно проверить, соответствует ли программа, работающая на сервере во время выборов, опубликованному ранее исходному коду. Это так! Это не какое-либо голословное обвинение, это – реальность».

Среди прочего Вооглайд привел причины, по которым Финляндия в 2017 году отказалась от использования электронного голосования. Первая причина носила технический характер: «Невозможно сделать безопасными выборы, в рамках которого необходимо создать соединение с компьютером каждого избирателя, так как оно не было бы полностью закрытым. Система просто работает таким образом». Второй аргумент касался доверия: «Если есть бумажный бюллетень и карандаш, к бюллетеням всегда можно вернуться. Если возникает сомнение относительно результата выборов, всегда можно указать на реальные бюллетени в реальной урне. Их всегда можно пересчитать, и иногда они и пересчитываются. Когда речь идет о компьютерной системе, голоса идут в огромный плавильный котел. Также приходится обрезать связь между индивидуальным избирателем и огромным плавильным котлом. Поэтому в действительности невозможно понятным для широкой общественности способом обеспечить, что не было обмана».

Активист по информационной свободе и цифровым правам Мярт Пыдер отметил, что поскольку он утратил доверие к электронному голосованию, то считает невозможным участие и в голосовании посредством бумажных бюллетеней. Он представил обзор своего доклада в качестве наблюдателя на выборах в 2023 году. «Компьютерная система, в которой был сгенерирован частный ключ выборов и в которой впоследствии пересчитывались голоса, возникла, так сказать, ниоткуда.  В качестве наблюдателя я, в соответствии с руководством по электронному голосованию, попросил дать возможность убедиться, нет ли в системе, где был сгенерирован ключ и позже подсчитывались голоса, вредоносного программного обеспечения. Эту возможность мне не обеспечили, в связи с чем я подал жалобу на выборы.  Да, это была единственная из моих жалоб, которая была частично удовлетворена. Мне сказали, что должна быть какая-либо возможность за чем-то наблюдать», – сказал Пыдер и отметил, что получил эту возможность лишь в ноябре 2023 года. 

«Выяснилось, что организатор выборов сам не знал, что он установил в компьютерной системе, в которой был сгенерирован этот ключ. Наиболее важная система – система генерирования ключа и подсчета голосов, должна была быть на подлинном компьютере с системой Windows, скачанной из какого-либо официального хранилища MSDN Windows, Microsoft с соблюдением всех необходимых практик. Когда мы подсоединили диск к компьютеру и запустили его, выяснилось, что на нем было также установлено программное обеспечение ID-карты, текстовый редактор Notepad++ и программное обеспечение по созданию электронных дисков, ни одно из которых не является продукцией компании Microsoft или частью Windows. Это означает, что этот компьютер и этот диск были подготовлены в ходе повседневных рабочих процессов без ведения протокола этой деятельности и без единого сертификата в отношении того, что было в компьютере. Кроме того, они не помнили, что они устанавливали на этот диск.  При помощи этого диска были сгенерированы наиболее важные ключи выборов, которые позволяют расшифровать голоса. У того, кто готовил этот компьютер, были все возможности получить этот ключ или произвести манипуляции с подсчетом голосов, так как он мог разместить на этом компьютере, на этом диске все что угодно», – сказал Пыдер и описал еще четыре эпизода, посеявших у него сомнения.

Затем с докладом выступил член Рийгикогу Мартин Хельме. Он отметил, что легитимность власти не является более чем-то само собой разумеющимся или убедительным для большой части общества. «Это проблему можно было бы легко решить, если бы она заключалась лишь, как принято говорить, в коммуникации. Скептикам, сомневающимся следовало бы показать, как в системе на самом деле обеспечена просматриваемость; как минимизированы приведенные выше риски; как обеспечена возможность контроля как во время выборов, так и после них. Абсолютное большинство разумных людей спокойно бы отметило, что ответы на вопросы получены, критика получила опровержение, они все увидели своими глазами и все действительно в порядке».

Хельме отметил, что этого не было сделано и возникает вопрос – почему. «Потому, что они не сочли это необходимым? Все нормальные люди и так верят, что все в порядке, лишь дурачки в шапочках из фольги и бегающими глазами буянят, а им и не требуется объяснять. Или дело в том, что невозможно доказать, что наша система электронных выборов работает честно и правильно, потому что на самом деле она и не работает честно и правильно? Боюсь, что мы имеем дело с последним вариантом. Сложно серьезно относиться к пояснению, что порядка 40 % населения – дурачки и сторонники теорий заговоров», – пояснил он и среди прочего подчеркнул, что подобный курс приведет Эстонское государство и народ к погибели. «Пора раскрыть глаза и уши и, пока не поздно, просто отказаться от электронных выборов», – сказал он в заключение.

Присяжный адвокат Пауль Керес в своем выступлении отметил, что, в отличие от голосования посредством бумажного бюллетеня, электронное голосование крайне сложно проверить каждому человеку. В связи с этим именно суд имеет особое значение и особую задачу.  «Поэтому я считаю, что легитимными можно в принципе считать выборы, проведенные законным и заслуживающим доверия образом; в отношении проведения которых подозрения либо отсутствуют, либо, если таковые возникли, они были рассмотрены и суд счел их необоснованными». 

Керес отметил, что изучил судебную практику с коллегами из адвокатского бюро и выяснил, что в различные годы Государственный суд принял 68 решений и постановлений по делам, связанным с электронным голосованием. «Из этих 68 дел 18 жалоб не было рассмотрено. Девять не было рассмотрено, так как их податели не смогли обратиться в суд своевременно либо суд решил, что податель жалобы не смог обосновать, каким образом предполагаемое нарушение нарушает конкретно его права. 49 жалоб не были удовлетворены. Из них 12 – ввиду отсутствия права обжалования, 10 – по причине истечения срока подачи жалобы, а еще семь – в связи с тем, что, по мнению суда, претензии носили слишком общий характер. Удовлетворена была одна жалоба. Она была удовлетворена потому, что Государственный суд согласился с подателем жалобы, что Республиканская избирательная комиссия сама неправильно определила срок подачи жалобы и поэтому не рассмотрела соответствующую жалобу.  Однако, забегая вперед, я бы сказал, что и эта жалоба не увенчалась для подателя благоприятным по существу решением». По словам Кереса, эта статистика означает, что порядка половины поданных суду жалоб по сути остались без внимания. «По моему мнению, это следует считать серьезной проблемой, так как Государственному суду представлялись достаточно серьезные и заслуживающие рассмотрения подозрения», – отметил он и привел ряд примеров.

По мнению Кереса, порядок проведения выборов необходимо реформировать. Во-первых, по его словам, следует разрешить подавать жалобы, которые подаются для защиты не только субъективных прав самого лица, но и общественных интересов. Во-вторых, следует упростить порядок расчета сроков подачи жалобы, а сроки необходимо увеличить. В-третьих, по словам Кереса, необходимо заменить производство, в рамках которого касающиеся выборов жалобы рассматриваются в Государственном суде, на двухэтапное судебное производство: административный суд вместе с «перескакивающей» кассацией в Государственном суде.  «В действительности у Государственного суда нет компетенции для установления и оценивания фактов. Этот суд дает правовую оценку и окончательное толкование», – отметил он.

В прениях выступили Александр Чаплыгин (Центристская партия), Андре Ханимяги (Социал-демократическая партия), Хендрик Йоханнес Террас (Ээсти 200), Андрес Сутт (Партия реформ), Марио Кадастик (Партия реформ), Калле Грюнталь и Антс Фрош (Консервативная народная партия Эстонии).

Стенограмма заседания

Фотографии (автор: Эрик Пейнар, Канцелярия Рийгикогу)

Запись заседания можно будет позже посмотреть на канале Рийгикогу в Youtube.

Пресс-служба Рийгикогу
Марис Мейессаар
631 6353, 5558 3993
[email protected]   
Запросы: [email protected]

 

 

Обратная связь