Riigikogu
Пропустить навигацию

Riigikogu

В своем выступлении на торжественном мероприятии в театре Estonia, посвященном 94й годовщине Тартуского мира, спикер Рийгикогу Эне Эргма назвала Тартуский мирный договор наиболее значимым достижением времен становления эстонской дипломатии, а также одним из важнейших краеугольных камней Эстонского государства.

Эргма отметила, что Тартуский мирный договор не возник в одночасье. Предварительные переговоры были начаты осенью 1919 года в Пскове. Эстонии жизненно необходимо было завершение военных действий, и все же эстонцы не могли быть уверены, что желание российской стороны заключить мирный договор и придерживаться его – что-то постоянное. В России также были сомнения в отношении Эстонии.

Политики того времени хорошо понимали риски, связанные с заключением мира с Советской Россией: ряд крупных стран отрицательно отнесся к желанию Эстонии заключить перемирие и отказаться от деятельности по уничтожению большевизма. Велика была опасность лишиться поддержки западных государств.

Один из важнейших вопросов касался будущей государственной границы. Обе стороны начали переговоры, предлагая нереальные чертежи границ. Каждая сторона пыталась проверить друг друга и оставить себе достаточно места для отступления. Тогда эстонские дипломаты не смогли полностью достичь желаемого, им пришлось идти на компромиссы. К сожалению, оккупация СССР, начавшаяся в 1940 году, привела к изменению границ, зафиксированных в Тартуском мирном договоре.

Сегодня Рийгикогу вновь предстоит ратификация договора о границах. По словам Эргма Эстония с 1994 года ходатайствовала о юридическом признании государственной границы с Россией. “Во времена правительства премьер-министра Андреса Таранда были начаты переговоры, и именно тогда было принято решение, что Эстония согласна отказаться от требований по признанию границы Тартуского мира, но не отказывается от принципа правовой преемственности”, – отметила Эргма. Этой политической линии в международных отношениях придерживаются до сих пор. Договоры о границе между Эстонией и Россией были готовы уже к концу 1990х, но подписание было назначено лишь на май 2005, когда Эстония уже вступила в ЕС и НАТО.

Эргма вспомнила, что Рийгикогу поддержал договор о границе, но по пожеланию канцлера юстиции Аллара Йыкса во избежание злонамеренных толкований текста договора добавил в закон о ратификации декларацию (преамбулу), подчеркивающую важность принципа правовой преемственности. Болезненная реакция России показала, что этот шаг со стороны Рийгикогу был оправдан.

Новые консультации по договору о границе начались в октябре 2012 года, когда Рийгикогу выдал правительству мандат на проведение переговоров с Россией. “На сегодняшний день нам удалось достичь компромисса, который учитывает единое мнение партий Рийгикогу: предисловие к договору должно защищать принцип правовой преемственности, и поэтому при ратификации договора добавлять дополнительную декларацию не требуется. Договоры готовы к подписанию”, – сказала спикер Рийгикогу.

Эргма отметила, что в связи с договорами о границе между Россией и Эстонией нередко спрашивают, продолжат ли действовать принципы Тартуского мира. Канцлер юстиции Индрек Тедер подтвердил, что заключение договора о государственной границе между Эстонией и Россией в том виде, в котором его одобрили сейчас правительства обоих государств, не влияет на действие Тартуского мирного договора как важной основы эстонской государственности и носителя преемственности Эстонской Республики.

“Тартуский мирный договор, являющийся символом преемственности Эстонской Республики и её свидетельством о рождении, с точки зрения юридической силы не отличается от других межгосударственных договоров о границе, указанных в части 1 статьи 122 Конституции. Это означает, что пролегание государственной границы между Эстонской Республикой и Российской Федерацией можно назначить и посредством других пограничных договоров, в том числе и таких, что вносят изменения в Тартуский мирный договор”, – сказала Эргма. Канцлер юстиции подчеркнул, что если новый договор о государственной границе между Эстонией и Россией будет заключен в виде, представленном в законопроекте, то изменения будут внесены лишь в положения Тартуского мирного договора, касающиеся государственной границы. В остальном Тартуский мирный договор не утратит своей силы.

“Это означает, что принцип государственной преемственности, указанный в преамбуле к Конституции, защищен. Это ценность, которую имеет Тартуский мирный договор и защищает Конституция Эстонии”, – подчеркнула Эргма. По оценке канцлера юстиции, клаузула о том, что договор касается исключительно государственных границ, добавленная в договор о границе в ходе консультаций, предупреждает опасность толкования заключаемого договора, противоречащую воле Эстонской Республики и Эстонской Конституции в целом.

“Окончательное вступление договоров о границе в силу не внесет принципиальных изменений в отношения двух государств, но даст возможность двигаться дальше в развитии добрых соседских отношений”, – сказала Эргма.

Пресс-служба Рийгикогу

Обратная связь